Форум выпускников Сумского ВАКУ

Вернуться   Форум выпускников Сумского ВАКУ > Воспоминания и книги. > Истории из жизни

Важная информация

Истории из жизни Истории из жизни и армейской службы

Ответ
 
Опции темы
Старый 13.06.2012, 07:07   #101
Танасы Александр Петрович
Капитан
 
Аватар для Танасы Александр Петрович
 
Регистрация: 19.04.2012
Адрес: с. Новые Брынзены Теленештского р-на Республика Молдова
Год выпуска: 1979
Сообщений: 153
Сказал(а) спасибо: 8,409
Поблагодарили 578 раз(а) в 137 сообщениях
Загрузки: 3
Закачек: 0
По умолчанию

Это трагедия и народа Молдовы. Мой дед Николай служил в Росийских войсках при царе. Потом пришли румыны в 18 году. Унего было 6 сыновей. трое из них воевали в состав Советской армии с лета 44 до победы. Один служил в румынских войсках, дезертировал и скрывался, сначала от румын, потом от Советов. Боялся что отправят в лагеря. еще один был призван в 44 в румынскую армию. до места не дошли, окружили и пленили. Так и сгинул в сталинские лагеря, даже не знаем где похоронен. А может до сих пор жив, ничего в общем неизвестно. Мой отец был самым младшим. Он был призван 25 апреля 45 и не успел учавствовать вбоях. Прослужил в комендатуре в Германии до 49 года. Потом через многие годы я попал на службу на Балт флот, где служил дядька Дмитрий во время войны, в тех же местах. В Балтийске ( Пиллау). Вот такая история.
Танасы Александр Петрович вне форума   Ответить с цитированием
10 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 02.09.2012, 20:51   #102
Канаев Виктор
Умер 24.08.2015г.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
 
Аватар для Канаев Виктор
 
Регистрация: 14.02.2010
Адрес: Украина
Год выпуска: 1970
Сообщений: 1,815
Сказал(а) спасибо: 3,490
Поблагодарили 4,864 раз(а) в 1,493 сообщениях
Загрузки: 3
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию

До войны я был маленьким... "сын полка" Императорской армии.

Каким он был, "сын полка" Императорской армии? Документальная кинохроника Первой Мировой Войны. Фильм рассказывает о русских детях, которые с началом войны пытались, как могли помогать своему Государю и Императорской Армии: убегали на фронт, их возващали назад, домой... Правда иногда им всё-таки удавалось достигнуть желаемого.

Фильм составлен только из редких фотографий уникальной документальной кинохроники


http://youtu.be/sVL444SNuao
Канаев Виктор вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 26.09.2012, 12:13   #103
Шевченко Владимир
Полковник
 
Аватар для Шевченко Владимир
 
Регистрация: 10.10.2011
Адрес: Запорожье
Год выпуска: 1970
Сообщений: 1,251
Сказал(а) спасибо: 2,784
Поблагодарили 4,407 раз(а) в 1,189 сообщениях
Загрузки: 4
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию необычная охота.

Эта история произошла на первом курсе при выполнении боевых артиллерийских стрельб прямой наводкой.Задачу выполнял Коля Лысак. Руководителем как всегда был наш преподаватель Борис Васильевич Сараев и здесь же находился второй легендарный человек с цикла стрельбы и УО м-р Кочечнов . Владимир Владимирович должен его помнить.
Задача была№1 Орудие было д-48 ,а цель находилась немного дальше1,5км
на Волчьих Буграх И тут неожиданно в районе цели появляется стадо кабанов штук семь Чуть ли не пинком Коля был немедленно отстранен от стрельбы Кочечнов встал за прицельные, а Борис Васильевич взял на себя обязанности заряжающего. Подготовка наших преподавателей оказалась соответствующей и одного выстрела ОФ снарядом оказалось достаточно чтобы уложить пару кабанов.Вот такая произошла неожиданная охота хотите верьте,хотите нет.А Кочечнов еще проявил себя в рукопашной схватке будучи начальником патруля во время известных волнений в городе
когда кого то там подрезали но это отдельная история и я ее знаю только по рассказам очевидцев.
Шевченко Владимир вне форума   Ответить с цитированием
11 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 26.09.2012, 15:05   #104
Курилов Николай
Архивариус СВАКДКУ
 
Аватар для Курилов Николай
 
Регистрация: 10.01.2008
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1974
Сообщений: 16,213
Сказал(а) спасибо: 9,967
Поблагодарили 23,733 раз(а) в 10,260 сообщениях
Загрузки: 65
Закачек: 83

Награды пользователя:
Победитель конкурса Орден Славы Форума Просветитель СВАКДКУ За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти Лучший автор СВАКДКУ 
Всего наград: 8

По умолчанию

Александр! По ОБД проходят
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4404319
Танасы Прокофий Лазарович
1918г.р.
Место рождения - Молдавская ССР, Кишиневский уезд, Вадильводский р-н, д. Малоешты
краснгоармеец
Умер цт ран - 31.03.1945

Танасы Николай Георгиевич
1927г.р.
Место рождения - Молдавская ССР, Кишиневский уезд, Котовский р-н, с. Столничены
Пропал без вести - __.05.1945
рядовой


По наградному сайту проходит
год рождения __.__.1919
Танасы Константин Иоким
ст. л-т
http://podvignaroda.mil.ru/
адъютант 1-го стр. б-на 2 СП 1-й Румынской добровольческой дивизии
Орден Красной Звезды -25.01.1945

Последний раз редактировалось Курилов Николай; 26.09.2012 в 15:12.
Курилов Николай на форуме   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 02.02.2013, 11:39   #105
Шевченко Владимир
Полковник
 
Аватар для Шевченко Владимир
 
Регистрация: 10.10.2011
Адрес: Запорожье
Год выпуска: 1970
Сообщений: 1,251
Сказал(а) спасибо: 2,784
Поблагодарили 4,407 раз(а) в 1,189 сообщениях
Загрузки: 4
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию

Монетки


Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
Слегка щурясь на солнце, закурил.
Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.
После рождения моего сына я стал совсем по-другому, относится к детям. Рассматриваю малыша.

Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.

Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.
- Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.
Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
- И тут нету, - пацан вздохнул.
- Жвачку будешь? - спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
- А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он.
- У меня мятная, - я достал жвачку и на ладони протянул ему.

Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
- Хорошо сегодня, тепло, - сказал я.
- Снега нет, это очень хорошо, - задумчиво сказал он.
- А чем тебе снег мешал?
- Вот ты даёшь, под снегом же ничего не видно, - заметил мальчуган.

Малыш засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
- Пойду я, скоро темнеть уже начнёт, а я почти ничего не нашёл, спасибо за жвачку, - он развернулся и, глядя в землю, пошёл по алее.
Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
- А что ищешь ты? - спросил я.
Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
- Никому не скажешь?
- Хм, нет никому, а что это тайна? - я удивленно поднял брови.
- Это мой секрет,- сказал пацан.
- Ладно уговорил, честное слово не скажу, - улыбнувшись сказал я.
- Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь, где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашёл.
- Монетки? - переспросил я.
- Да, монетки.
- И что прошлым летом, ты их тоже тут искал?
- Да искал, - лицо малыша стало очень серьёзным.
- А сегодня много нашёл? - ради любопытства спросил я.
- Щас, сказал он, и полез в карман брюк.

Маленькая рука достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.

- Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
- Ого, так ты богач, - ещё больше улыбаясь, сказал я.
- Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
- На конфеты собираешь?
Малыш насупившись молчал.
- А, наверное на пистолет? - переспросил я.
Малыш ещё больше насупился, и продолжал молчать.

Я понял, что своим вопросом я перешёл какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
- Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут? - сказал я и закурил.
Малыш, как-то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
- Буду, я тут каждый день, если, конечно, дождь не пойдет.

Вот так и началось моё знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на аллею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.

Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
- Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может, возьмёшь их в свою коллекцию?
Малыш надолго задумался, и сказал:
- Неа, так просто нельзя, мне мама говорила, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
Я пересчитал на ладони медяки.
- Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.
- Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.

Через пару минут он вернулся.
- На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
На детской ладошке лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зелёного стекла от бутылки.
Так мы совершили нашу первую сделку.

Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушёл сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.

Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
И на следующий день отказался.
Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял: он продал мне все своё нехитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.

Я пошёл на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по нескольку монет. Мальчуган приходил на аллею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьёзным видом пересчитывал их.
Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днём меня всё больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
Ответа на этот вопрос у меня не было.
Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
И ещё, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришёл на аллею, не пришёл и на следующий день, и всю неделю не приходил. Никогда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришёл на ту самую аллею в надежде увидеть Илюшу. Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
- Здоров, Илюша, - сказал я, улыбаясь во все зубы, - ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо-невидимо, а ты филонишь.
- Я не успел, мне монетки больше не нужны, - очень тихо сказал он.

Я присел на лавочку возле него.
- Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит, не нужны, ты это брось, давай выкладывай, что там у тебя, я вот тебе принёс, - и протянул ему ладонь с монетками.
Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
- Мне не нужны больше монетки.
Я никогда не мог подумать, что ребёнок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадёжностью в голосе.
- Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи, - зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
- Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слёзы, детские слёзы.

Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
- А зачем они папке? - мой голос предательски сорвался.
Малыш сидел с опущенной головой и я видел, как на коленки падали слёзы.
- Тетя Вера говорит, что наш папка много пьёт водки, а мама сказала, что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел, - слёзы потекли по его щекам ручьём.

Я обнял его и прижал к себе. Илья заревел в голос.
Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал, что сказать.
- Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.

Такого шока я не испытывал ещё никогда в жизни, у самого слёзы потекли из глаз.
Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
- Спасибо тебе за монетки, ты мой друг, - развернулся и, вытирая на бегу слёзы, побежал по аллее.

Я смотрел ему вслед, плакал и смотрел вслед этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь никогда.
Больше я его на аллее не видел. Каждый день в течение месяца я приходил на наше место, но его не было.
Сейчас я прихожу намного реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
До сих пор я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.

Последний раз редактировалось Шевченко Владимир; 02.02.2013 в 11:52.
Шевченко Владимир вне форума   Ответить с цитированием
11 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 06.02.2013, 18:12   #106
Канаев Виктор
Умер 24.08.2015г.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
 
Аватар для Канаев Виктор
 
Регистрация: 14.02.2010
Адрес: Украина
Год выпуска: 1970
Сообщений: 1,815
Сказал(а) спасибо: 3,490
Поблагодарили 4,864 раз(а) в 1,493 сообщениях
Загрузки: 3
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию

Это тоже невыдуманные и уже совершенно исторические факты,но читать интересно,вспоминая то,чему учили в училище.


Директива
штаба артиллерии Западного фронта
№ 2171с
об устранении недочетов
в использовании артиллерии в бою
(7 сентября 1941 г.)



Секретно
Копия: НАЧАЛЬНИКАМ АРТИЛЛЕРИИ 19, 16, 20, 22, 29, 30 армий
Начарту КА


В ходе 2-месячных боевых действий артиллерия нашего фронта наносила и наносит огромные потери врагу. Это подтверждается оставляемыми противником трупами на поле боя и заявлением пленных, которые подтверждают о больших потерях от арт. огня нашей артиллерии.
Эффект действия нашей артиллерии может быть более значительным при устранении имеющих место недочетов в боевом использовании и работе артиллерии.
Основными недочетами являются:

1. Разведка и наблюдение

Разведывание противника стоит на низком уровне во всех звеньях артиллерии. Сила и группировка огневых средств противника (наблюдательные пункты, огневые точки, противотанковые орудия и т. д.) в большинстве остаются неразведанными даже на переднем крае обороны противника. Такое положение может быть только там, где конкретные задачи на местности разведке не ставятся, непрерывное наблюдение за полем боя отсутствует, боковые и передовые пункты не выбираются и наблюдение с них не организуется. Командиры сами мало наблюдают за полем боя. Результаты разведки не обобщаются и выводы не делаются.
Наконец, это может быть только там, где старшие артначальники и их штабы сами разведки не организуют, работу разведорганов не контролируют и не учат подчиненных организации и ведению разведки.

2. Группировка артиллерия, расположение НП и ОП

Группировка артиллерии часто не соответствует задачам, поставленным соединениям и самой артиллерии. Стремление быть везде сильным приводит только к распылению средств. Наблюдательные пункты и огневые позиции располагаются скученно. Удаление НП и ОП от переднего края очень большое, что усложняет наблюдение за стрельбой и противником, особенно с развитием наступления, большое удаление ОП понижает эффективность огня. Запасные ОП подготавливаются и оборудуются редко.

3. Взаимодействие артиллерии с пехотой

При организации наступления высшие начальники и их штабы конкретных задач подчиненным частям и подразделениям на местности, как правило, не ставят; светлого времени, необходимого для организации взаимодействия полк-группа, батальон-дивизион, рота-батарея, во многих случаях не предоставляется. Контроль старших и высших начальников и их штабов за усвоением задач подчиненными на местности, как правило, отсутствует. Взаимодействие пехотного огня с артиллерийским не сочетается и не увязывается. Минометы, как правило, в артподготовке не участвуют. С окончанием артподготовки и началом наступления пехоты ее огневые средства (пулеметы, минометы, полковая артиллерия) ее движение не прикрывают.
4. С развитием наступления наблюдательные пункты командиров групп, дивизионов и батарей продолжают оставаться на большом удалении – этим самым не в состоянии лично наблюдать за полем боя. Только поэтому артиллерийские командиры на вопрос, почему артиллерия молчит, отвечают, что «нет заявок от пехоты», а передовые пункты служат в большинстве формальным признаком наличия взаимодействия, так как корректура огня с них – редкое явление. Командиры батарей плохо сами наблюдают за полем боя и не проявляют инициативы в открытии огня. Единая схема ориентирования между пехотой и артиллерией почти отсутствует.
Целеуказание с развитием боя от пехоты к артиллерии грубое, указывается район, куда открыть огонь, а артиллерийские начальники открывают огонь по карте, привлекая к этому корпусную артиллерию. Такое безобразие влечет только к неоправдываемому расходу снарядов и может приводить к несчастным случаям стрельбы по своим, что и имело место в 50 и 66 сд 19 армии, а эти возмутительные факты не расследуются и виновные к ответственности не привлекаются.

4. Стрельба

Техника стрельбы из всех видов артиллерии остается еще не на высоком уровне.
Пристрелка проводится плохо, пределы вилки не обеспечиваются, а стрельба на поражение не корректируется, вследствие чего не редки случаи, что после большого расхода боеприпасов цель остается неподавленной. Чувство бережного и экономного расхода боеприпасов не привито. Стрельба шрапнелью в загоне. Попытка оправдать отсутствием целей – ложная и неправильная, нередки случаи попыток со стороны противника перехода в контратаки, никаким другие снарядом, как шрапнелью, в таких случаях можно и нужно наносить противнику смертельный удар.
Наиболее эффективный вид огня гранатой с рикошета, несмотря на специальные указания, применяется редко. Слабо применяется стрельба по секундомеру для подавления батарей противника. Беспокоящий огонь (огонь на изнурение) ночью с временных ОП почти не организуется.
Целеуказание от ориентиров, от условной линии дается и применяется с большими ошибками.

5. Эксплуатация материальной части и расход боеприпасов

Имеют место случаи, когда по технической неграмотности командного состава орудия выходят из строя. 73 сд – выведена из строя 122-мм гаубица благодаря тому, что огонь продолжали вести при ненормальном накате
38 сд – выведено из строя орудие по причине несоблюдения режима огня. Нередки случаи преждевременных разрывов снарядов благодаря нерасчистке сектора стрельбы.
Распределение количества выстрелов между орудиями отсутствует, благодари чему потери начальной скорости у основных орудий резко отличаются от остальных.
Снаряды расходуются неэкономно, и характер цели не учитывается. Особенно большой, ничем не оправдываемый расход снарядов к корпусным системам – он граничит с бессознательным преступлением. Есть части, которые за короткий срок на орудие израсходовали до 1120 снарядов. Разве для посредственного артиллериста неизвестно, что есть предел напряжения орудия и что при дикой эксплуатации материальная часть преждевременно выходит из строя.

6. Боевая подготовка

Несмотря на недостаточную подготовку отдельных специальностей, периоды затишья мало используются для совершенствования боевой подготовки как отдельных специальностей (особенно разведчиков и топографов), так и подразделений в целом.
Командный состав мало обращает внимания на свою подготовку, так и на подготовку подразделений.
Приказываю:
1. При развертывании боевого порядка не допустить скученного расположения НП и ОП. При наступлении боевой порядок артиллерии занимать как можно ближе к противнику.
Помнить, что дальнобойные пушки существуют не для того, чтобы ставить дальше, а для того, чтобы дальше стрелять.
2. Артиллерийским начальникам и старшим командирам при организации наступления добиваться представления необходимого светлого времени для организации взаимодействия в звене батальон-дивизион, рота-батарея.
Обязываю старших начальников и их штабы проверять на местности подчиненных об усвоении задачи и готовности частей и подразделений выполнять подготовленную задачу и при неготовности докладывать общевойсковым командирам о необходимости изменить время начала наступления. О каждом наступлении без организации взаимодействия доносить.
Требую, передовые пункты иметь в первой линии пехоты, а пункты командиров батарей и дивизионов, как правило, иметь совместно с командирами рот и батальонов.
Развивать тактический кругозор командиров батареи, всемерно поощрять инициативу командиров батарей за умелое и своевременное открытие огня, особенно с развитием боя.
Искоренить такое положение, когда командир батареи (дивизиона) не наблюдает действие роты (батальона), которую он поддерживает, и с равнодушием продолжает ожидать заявок от пехоты.
3. Активно и правильно организованной системой разведки добиться такого положения, чтобы огневые средства и боевой порядок в пределах видимости были своевременно установлены.
Широко применять передовые и боковые пункты.
4. Поднять качество пристрелки и стрельбы на поражение. Широко применить стрельбы с рикошета и шрапнелью, а для подавления батарей противника ночью – стрельбу по секундомеру.
5. Использовать каждый период затишья для организации боевой подготовки, обратив особенное внимание на подготовку разведчиков, вычислителей и командиров батарей.
6. Прекратить бесцельный расход снарядов и особенно тяжелых калибров.
Требую от начартов армий взять под личный контроль расход снарядов к корпусным системам и не допускать применения этого вида артиллерии к выполнению задач, которые с успехом могут быть решены дивизионной артиллерией и оружием пехоты.
7. Потребовать равномерной эксплуатации орудий путем перестановки номеров орудий в батареях.
8. Принять самые жесткие меры к лицам, по вине которых орудия выходят из строя.
Начальникам артиллерии армий к 20 сентября донести, что сделано по устранению указанных недочетов.
Не менее двух дивизий проверить лично.

Начальник артиллерии
Западного фронта
генерал-майор артиллерии Камера



Военный комиссар АУ
Западного фронта
полковой комиссар Шурупов



Начальник штаба артиллерии
Запфронта
полковник Быков
Канаев Виктор вне форума   Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 06.02.2013, 21:02   #107
Пачема Владимир
Модератор
 
Аватар для Пачема Владимир
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1987
Сообщений: 2,303
Сказал(а) спасибо: 3,239
Поблагодарили 6,039 раз(а) в 1,720 сообщениях
Загрузки: 35
Закачек: 0

Награды пользователя:
Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени Лучший автор СВАКДКУ За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени 
Всего наград: 6

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Канаев Виктор Посмотреть сообщение
Помнить, что дальнобойные пушки существуют не для того, чтобы ставить дальше, а для того, чтобы дальше стрелять.
Жизненно так. Служил в пехоте, бригаде БМ, в ад - узнаваемо.
__________________
Мудрость - это ум, настоянный на совести. (с) Фазиль Искандер
Мудрость — это когда все чаще начинаешь ловить себя на мысли, что занимаешься какой-то херней.
Хочется жить без мата, но, блять, не получается!
Пачема Владимир вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 24.11.2013, 16:25   #108
Канаев Виктор
Умер 24.08.2015г.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
 
Аватар для Канаев Виктор
 
Регистрация: 14.02.2010
Адрес: Украина
Год выпуска: 1970
Сообщений: 1,815
Сказал(а) спасибо: 3,490
Поблагодарили 4,864 раз(а) в 1,493 сообщениях
Загрузки: 3
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию

Когда читал,вспомнил историю 1977 года по своему дивизиону в ГСВГ. Сержант и двое его подчиненных хватили тормозухи и один боец умер. Везли его в какую-то деревню за Урал (много времени прошло,плохо вспоминаются подробности) два офицера. Когда вернулись то объяснили,что все прошло гладко! Встретил отец и выслушав историю и причину гибели,грустно сказал: Этого следовало ожидать? Сынок бухал с 5-го класса.

Ниже история с "сынком" противоположная.



blizz_ak

Как я первый раз доставлял "Груз-200"

В жизни военного человека, если он выбрал именно эту профессию по жизни, очень многое происходит впервые. Перечислять все просто не имеет смысла, стоит лишь сказать, что случаются порой и весьма несвойственные для службы ситуации. За тридцать лет офицерской службы (а именно столько их упало в мою жизненную копилку) приходилось выполнять и то, что с ней совсем не связано. Вот об одной такой нестандартной «работе» мне бы и хотелось рассказать.
Было это в далеком по нынешним меркам 1988-ом году. Я, тогда только получивший звание старшего лейтенанта и еще не разуверившийся в армейской действительности, проходил службу в одной из частей Дальневосточного военного округа. Попав по своей инженерной специальности на РЛС загоризонтного обнаружения, был доволен всеми сторонами жизни – работа пришлась по душе, коллектив был отличный, квартиру дали, супруга с маленьким сынишкой были рядом. Только вот как-то раз вызвал к себе командир части и «обрадовал» тем, что через два дня, вместе с еще одним офицером, я должен убыть в командировку для сопровождения …груза 200. Думаю, что это жуткое словосочетание известно, наверное, каждому. Ну, а если нет, то поясню. Этот самый груз представляет собой цинковый гроб с погибшим/умершим военнослужащим, который отправляют на родину покойного для дальнейшего захоронения.
Кого же предстояло нам везти? История молодого (во всех отношениях) солдата, в нашей части была известна всякому. Этого парня, Андрея Б., вместе с другим молодым пополнением привезли из Оренбурга. Был он какого-то аскетичного вида, если не сказать болезненного. Худой до неприличия, высокого роста, но совершенно нескладный, флегматичный призывник, как затравленный зверек, стрелял из подлобья своими глубокими карими глазами и давал односложные ответы на любые вопросы, отказываясь идти на контакт. Молодые ребята, которые приехали вместе с ним, окрестили его «Бухенвальд». По сопровождающим документам было понятно, что Андрей Б. призывался из Оренбурга, был единственным ребенком в семье, а до призыва закончил ПТУ по специальности слесаря. В санчасти, где молодое пополнение проходило обязательный осмотр, начмед вынес свой неутешительный вердикт – парень страдал дистрофией, до нормального веса не дотягивал где-то килограмм десять, и потому было принято решение положить его в госпиталь, чтобы привести его весовые характеристики до требуемой нормы. Как он с такой нехваткой веса попал в армию, это вопрос к местному военкомату, но ближайшие два месяца парню пришлось провести в лечебном учреждении, где его усиленно откармливали.
Когда он вернулся в часть, то весь его призыв уже принял присягу и ожидал распределения по подразделениям. Сказать, что с Андреем произошли разительные перемены, было нельзя, но выглядеть он стал гораздо свежее. Изменился он в большей степени по своему характеру – стал более общительным и энергичным. Через несколько дней подготовки он, правда, в одиночестве, принял присягу и, как все остальные, стал дожидаться отправки в роту. Только вот не дождался…
Однажды днем, после обеда, когда у молодых солдат было полчаса свободного времени, Андрей Б. отправился в ленинскую комнату (были тогда такие помещения, что-то типа казарменного очага культуры), где обычно солдатики писали письма домой или читали прессу. И вот на входе в эту самую комнату, без каких-либо видимых причин, парень упал, как подкошенный. Когда к нему бросились офицеры и сержанты, то обнаружили, что парень не подает признаков жизни. Тут же начались реанимационные действия командным составом, а затем и прибывшими медиками. Игорь, наш начмед (сейчас уже главврач одной из областных больниц), целый час пытался запустить сердце молодого парня, но тщетно. К вечеру его отвезли в морг на судмедэкспертизу…
Естественно, сразу же начали разбираться, почему погиб солдат. Только вот сказать по этому поводу никто ничего не мог. В части он был всего несколько дней, все остальное время находился в госпитале. Войсковой приемник располагался в отдельном помещении, контакты со старослужащими были исключены – даже в столовой рота молодого пополнения питалась отдельно от всей части. В роте все были одного призыва, конфликтов не возникало. Ну, а чтобы применять физическую силу к молодым, за это можно было не только на гауптвахту попасть, но и под уголовную статью. Одним словом, здесь не было никаких следов.
Отправляли дознавателя в госпиталь, но и он не узнал ничего нового: был, лечился, иногда привлекался к работам по наведению порядка под присмотром медперсонала, какому либо насилию или физическому воздействию не подвергался. Да и судмедэкспертиза это подтверждала – следов побоев не обнаружено, внутренние органы в порядке. А причиной смерти стало кровоизлияние в мозг. Почему так произошло, никто не мог дать ответ. Только вот в его медицинской карточке была одна запись о сотрясении мозга, которое он получил в четырнадцатилетнем возрасте. И все.
Через несколько дней все было готово к отправке и мы, получив на руки все документы, начали свой нелегкий путь. Прежде всего, трудно было морально, особенно осознавать то, как передавать этот груз родителям. Правда, мы с Юрой (капитаном, с которым мы ехали с этой скорбной миссией), сколько не подготавливали себя, даже представить себе не могли, насколько тяжело пройдет эта процедура. Только потом вспомнили слова одного мужика, работавшего в нашей части и делавшего цинковый гроб, который говорил, что «вам это из себя не вытравить никогда, сколько водкой не заливай».
Гражданским самолетом нас отправить не удалось – что-то там не срослось по документам, да и не сильно-то горели желанием аэрофлотовские (тогда была только одна авиакомпания на всю страну!) заниматься подобными грузоперевозками. Поэтому было решено лететь военным бортом с местного авиастроительного завода. Однако уже тут нас ждали первые неожиданности. Лететь АН-12, эта громадная летающая крепость, должна была по маршруту Комсомольск-Чита-Иркутск-Новосибирск, причем в двух промежуточных городах нас ожидала какая-то погрузка-разгрузка. Какая, мы поняли еще в месте вылета.
Когда мы прибыли на завод, на ВПП уже стоял самолет, а вокруг него было …оцепление: бойцы с автоматами бдительно охраняли загрузку каких-то ящиков, постепенно исчезавших в чреве военного гиганта. Руководили этой операцией два полковника КГБ, судя по их форме. Были там еще пару крепких мужчин в костюмах, оттопыривающиеся пиджаки которых явно говорили о том, что их обладатели имеют оружие. Кстати, вот с ними мы потом и летели. Когда все было завершено, один из полковников подошел к нам и устроил чуть ли не допрос с пристрастием. Кто, куда, кого везем, потребовал все документы – и наши, и на груз. После этого в двух словах обрисовал наше дальнейшее поведение – на борту вести себя тише воды, ниже травы, к ящикам не подходить, в разговоры с сопровождающими не вступать и другие запреты, периодически попугивая нас страшными карами, вплоть до применения оружия. Правда, после этого подозвал к себе водителя своей служебной «Волги», достал из принесенного портфеля бутылку коньяка и, вручив нам, сказал: «Помяните солдатика! Только, чтоб без фанатизма…»
Полет был долгим, но благодаря тому, что мы разместились в кабине с экипажем и протрещали с пилотами всю дорогу, прошел довольно-таки хорошо. Правда, приходилось маяться от безделья на аэродромах Читы и Иркутска под бдительным присмотром гэбешников, пока одни ящики выгружались, а другие наоборот заносились пригнанными солдатиками. Только к ночи мы были в Новосибе.
Надо отдать должное, отношение к нам, выполнявшим такую нелегкую миссию, было весьма участливое. Военный комендант аэропорта Толмачево уже был в курсе о нашем прилете, сам встречал нас на ВПП и обрисовал дальнейшую картину – ночуем мы у них в комендатуре (не до гостиниц!), а утром с гражданским лайнером убываем в Оренбург. После этого дал команду, чтобы нас покормили и расположили. Спали мы в ту ночь, несмотря на нервное перенапряжение, без задних ног.
Наутро все происходило так, как накануне обрисовал комендант. К часам двенадцати мы уже были в Оренбурге, где нас встречал какой-то военкоматовский чин с похоронным взводом и машиной. До дома, где жили родители нашего погибшего, добрались быстро, хотя хотелось, чтобы это произошло как можно позже. А дальше начался самый настоящий ад…
Когда мы подъехали к дому, то увидели такое количество людей, что поначалу показалось будто бы, как минимум, весь район собрался в этом месте. Целое людское море и море венков. Со всех сторон слышался плач и всхлипывания, а когда начали сгружать ящик с гробом, то душу просто разрывал скорбный крик матери. Она в истерике упала на ящик, обнимала его руками и, рыдая, все говорила и говорила со своим сыном. Ее пытался забрать отец парня и другие родственники, но это было бесполезно. Горе женщины было так велико, что, казалось, будто оно просто пропитало весь воздух. Именно тогда я, совсем еще молодой парень, впервые почувствовал, что сердце может болеть.
Но тут мать солдата перевела свои заплаканные глаза и, указывая в рукой в нашу сторону, закричала: «Убийцы! Вас самих надо убить! Верните мне моего сына!» Юра начал было объяснять, что это не так и даже пытался достать из портфеля заключение судмедэкспертизы, но его никто не слушал. Хуже того, по всему двору, заполненному людьми, понеслось это слово, подхваченное сотнями голосов: «Убийцы!» Народ вокруг яростно потрясал кулаками, некоторые пытались дотянуться до нас и, судя по всему, было уже не избежать самосуда. Чья-то рука схватила меня за китель, Юркину фуражку уже топтали ногами, но наше незавидное положение исправил отец Андрея. Он остановил напиравшую толпу своим зычным «Стойте! Опомнитесь!» и после этого, правда, не без труда, оттеснил нас к подъезду дома. Там он завел нас в квартиру на первом этаже и сказал переждать там, пока не закончится похоронная церемония. Мы спросили его, почему к нам такое отношение. Он посмотрел нас полными горя глазами и ответил: «Она – мать! И она верит Андрюшке. Ее не переубедить!» Понять его было невозможно и мы попросили разъяснить в чем дело. Вместо этого отец молча достал из кармана смятое, все в разводах – видно от слез, письмо и протянул его нам. Когда мы начали его читать, то почувствовали, как от ужаса на голове шевелятся волосы.
«Здравствуйте, мои любимые! Извините, что давно не писал, было не до этого. У меня все нормально. Мамочка, ты не переживай, просто я сейчас в госпитале. Ничего страшного не произошло, ты не думай. Просто неделю назад на нас рыпнулись китайцы и нам пришлось вступить с ними в бой. Дали мы им тогда конкретно, покрошили, как капусту, этих узкоглазых. Больше они через границу к нам не сунутся. В том бою мы никого не потеряли, все остались живы. Только пару пацанов ранило и меня зацепило чуть-чуть. Врач сказал, что ранение пустяковое, больше на царапину похожее. Помнишь, у меня такая была, когда я с яблони на даче упал? Так вот она в том же самом месте, только чуть-чуть левее. Швы сразу же наложили, все почти зажило и уже через пару дней их снимут. Так что не переживай, с рукой у меня все нормально. Я уже ей даже могу гирю поднимать!
А вчера приезжал комбат, говорил, что нас даже к награде представят. Я думаю, что медаль «За отвагу!» получу. Вот такой у вас геройский сын!
Вы только бабушке ничего не говорите, а то она плакать будет. Скажите, что все у меня хорошо. Кормят здесь, как на убой. Так что приеду и вы меня совсем не узнаете. На этом буду заканчивать. Крепко всех целую. До свидания! Да, и передайте привет Катьке и всем пацанам. Скажите им, что я их всех здесь защищаю.»
Состояние шока после прочтения этого опуса аж зашкаливало. Юра кое-как справился с собой и спросил: «Вы хоть понимаете, что это не правда? Какие китайцы, какие бои и ранения??? Наша часть относится к ПВО, расположена в сотнях километров от китайской границы! Вы посмотрите по карте, где находится Комсомольск-на-Амуре! Вот заключение, где все указано, причем ни о каких ранениях и речи быть не может! Давайте, если уж на то пошло, вскроем гроб и вы сами все увидите. В этом письме сплошная ложь, за исключением того, что он лежал в госпитале. Только лежал он не с ранением, а с дистрофией. Понимаете, у него была нехватка веса, да еще какая! Что вы молчите?»
Мужчина молча курил, потупив взор, а потом тихим голосом ответил: «Я-то все понимаю, а вот ее не переубедить. Она – мать! Вы, это, уезжайте побыстрее. Как бы чего не вышло!...» Нам ничего не оставалось, как согласиться с ним. А как иначе? Нас здесь никто не станет слушать, какие бы доводы мы не приводили! А становиться калеками после гневных обещаний собравшихся, тем более из-за этого «героя», нам совсем не хотелось. Одно единственное, что пришлось выпросить у отца Андрея, так это роспись в документе о доставке груза и отсутствии претензий. После этого он ушел, а мы остались в этой неизвестной квартире.
Когда смолк шум, плач и траурные мелодии оркестра, на пороге появилась женщина в черном платье и черном платке. Она посмотрела на нас опухшими от слез глазами и сказала: «Идите уже, горемыки. Ох, и тяжкая вам доля выпала!» Я спросил у нее, знает ли она про письмо. Она утвердительно качнула головой и ответила: «Уж мы ей говорили, что этого не может быть. А Катя уперлась и все рвалась поехать к Андрюшке. Лучше бы поехала!...» Соседка семьи Б. проводила нас до остановки автобуса, рассказывая по дороге про Андрея и его родителей. И тогда мы у нее спросили про то сотрясение мозга, что указано в карте парня. «А, так это у него было, когда они яблоки с отцом собирали! Он на ветке не удержался, что ли, ну и грохнулся. В больнице две недели пролежал. Да Катя вот потом жаловалась, что у него после того случая голова иногда стала побаливать. Только вот к врачу не обращались, таблетками сами лечились» Вот после этого ее объяснения хоть что-то прояснилось, что могло дать хотя бы предположение о причине смерти парня.
Как мы добирались домой, сейчас уже и не вспомню. Все было, как в тумане, после всех этих событий. Только в поезде из Хабаровска в Комсомольск я вдруг заметил, что у Юры появилась проседь в висках. Когда я сказал ему об этом, он не поверил. Но, посмотрев в зеркало, произнес: «Еще одна такая поездка и я вообще седым стану» Не знаю, приходилось ли ему в дальнейшем выполнять подобные миссии, потому что через год он перевелся в другую часть. А вот мне еще раз выпало такое несчастье. Но это уже совсем другая история…
Канаев Виктор вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 08.04.2016, 16:19   #109
Коляда Сергей
Начальник штаба
 
Аватар для Коляда Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Южно-Сахалинск, Россия
Год выпуска: 1979
Сообщений: 1,720
Сказал(а) спасибо: 3,770
Поблагодарили 6,611 раз(а) в 1,522 сообщениях
Загрузки: 21
Закачек: 3

Награды пользователя:
Победитель конкурса Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Лучший автор СВАКДКУ Хранитель Памяти 
Всего наград: 6

По умолчанию

Одиссея без пяти минут капитана Вовы



Проходил июль. Вместе с ним проходили надежды на лучшую жизнь, душевное спокойствие и почётную старость, но, так как проходили они тут каждый день, каждую неделю и каждый месяц, то к ним уже привыкли, как к части пейзажа и не обращали внимания, как на самых затасканных портовых шлюх.

А июль был шикарен! В меру дождей и вот-вот должны пойти грибы с ягодами и как раз к июлю уже привыкаешь к тому, что радостное солнце с любопытством пьяного друга ломится к тебе в дом днём и ночью, мешая спать и вообще уединяться. Это в мае или в июне ты ещё пытаешься забить окно цветастым китайским пледом, чтоб поспать, а в июле уже норм – спишь и так, просто морщась во сне. И всё это радовало, а ещё радовало то, что мы собирались на Парад.

Какой-никакой, а выход в море и надводный переход аж до самого Североморска, - всё лучше, чем в базе торчать, как забытым сливам в жопе и, опять же, мы ж не морпехи какие или пограничники, нам маршировать, до немогу растопырив плечи, прыгать с парашютов и драться на глазах у изумлённой публики не надо, - нам надо просто постоять на рейде напротив трибуны, предварительно помыв корпус от автографов влюблённых чаек белым по чёрному (и хвост, вы себе не представляете, какой это квест - отмыть хвост Акулы!) ну и постоять там часик на палубе, гордо выпятив грудь, пока Командующий объезд своих владений будет делать, да и то – не всем, а тем, кто плохо себя вёл или просто сильно хочет поучаствовать в этой помпезности.

Не рад был только Вова Поломай. Нет, он тоже был бы рад, если бы не два обстоятельства, трагическим образом наложившихся друг на друга. Из отпуска как раз вернулся его друг, кум и земляк и привёз посылку от мамы, а так как мама работала на коньячном заводе в городе Бельцы, то все мы знали, что в той посылке и Вова знал тем более и это была первая причина, а старпом не хотел отпускать его домой по второй причине – начался ввод ГЭУ и Вову оставили на вторые сутки стоять дежурным по кораблю.

- Слушай, Вова, - почесал голову старпом, - ну давай ты не будешь сегодня меняться? Механики на вводе все, эти карты получают, те палубу моют, ну некем тебя заменить, друх! Ну что тут стоять на вводе? Все по сменам вахту несут – меняй себе верхних вахтенных и все дела!

- Так, тащ капитан второго ранга, не положено же по уставу на вторые сутки – робко возразил Вова.

- А мы никому не скажем, так ведь, Владимир? – ласково улыбнулся старпом.

А когда старпом ласково улыбался, то с ним спорить было опасно для жизни и психического здоровья, о чём знал даже последний таракан на корабле, а не то, что старший лейтенант из боевой части семь и Вова, проглотив слюну и вздохнув, потянул лямку дежурства дальше.

Оттянув её до конца по уставу, ожидаемо не завоевав, при этом, честь и славу, Вова опять подошёл к старпому:

- Тащ, прошу разрешения домой сбегать!

- Чииииво? Мы же введённые стоим – у нас выход через шесть часов! Да и на кой хер тебе домой, если ты не женат даже?

- Кортик надо взять и парадную тужурку! Имею острое желание постоять в строю на палубе!

- Владимир, всем будет проще, если ты его просто притупишь, это своё желание!

- Да ладно, пусть бежит, чо ты! – вмешался в разговор командир и Вова побежал.

Был бы он механиком, никто бы его не отпустил или там штурманом, но для перехода надводного в Североморск бэчэсемовцев хватило бы двух-трёх и то третий нужен был бы только для того, чтобы подносить чаи первым двум, поэтому все про Вову забыли через пять минут после того, как чёрный его силуэт растаял в зелёном тумане сопок. И вспомнили только тогда, когда командир БЧ-7 доложил во время пересчёта личного состава по команде «По местам стоять, со швартовых сниматься», о том, что на борту отсутствует старший лейтенант Поломай. Не, сначала, конечно, они, как настоящие боевые товарищи, всячески скрывали его отсутствие, но, когда швартовые пора было снимать - выбора у них уже не оставалось.

- Как это так может быть? – удивился командир и удивление его было понятно. Вова был отличным бойцом – грамотным, в меру исполнительным, без меры ответственным и уж точно никто не ожидал от него, что он не явится на выход в море. Человек строит карьеру по командирской лестнице, стоит на первой ступеньке из, минимум четырёх (каждая высотой в его рост) и не прийти на выход в море? Ну как себе такое можно представить?

Ну погоревали, конечно, немного про так бездарно профуканную Вовину карьеру, да и поплыли себе по плану.

А погода на улице! Солнце шпарит, небо синее, вода гладкая и блестит, чайки голосят «а на кого ж вы нас оставили, а куда ж мы теперь срать будем!» , - все прямо млеют на мостике. Видели же вы как вода блестит на солнце, когда она глубокая и спокойная, но колышется, как дышит и её глубину так просто в ощущениях не постичь и зайчики солнечные прыгают по покатым её бокам и всё норовят в глаза вам попасть? Ну вот. А кому на мостик нельзя, а нельзя всем, кроме тех, кому можно, потому, что тревога же для прохода узкости, те тихонько из рубочного люка просачиваются в надстройку, щурятся на солнечные лучи, которые проскакивают в щели открытых щитов выдвижных устройств и курят в рукава. Ну, типа, чтоб командир не заметил, как будто может некурящий человек не почувствовать как в трёх метрах от него смалят десять человек, но командиру пофиг, он тоже расслаблен и дремлет подставив лицо ветерку, полагаясь на старпома, который лежит пузом на борту ограждения и греет спину, пуская мысленные слюни в лёгкую пену и шелест волн вдоль борта и тоже дремлет потому, как знает, что старший на борту, заместитель командира дивизии, обладает такой нервной энергией, что не спит даже когда спит (ну так кажется от его пассионарности) и будет скакать по мостику, управляя кораблём, в любом случае, так чего бы не понежится? Вокруг смотреть не на что – сто раз эти пейзажи уже проезжали, маневрировать не нужно – всех разогнал оперативный заранее от маршрута, вот Полярный на траверзе, - ну на что там смотреть?

- Бугель, я Садко! Доложите куда следуете! Приём! – шипит рация на мостике.

- Какой канал? - подпрыгивает старший на борту.

- Шестнадцатый! – бодро докладывает помощник.

Шестнадцатый – это открытый международный канал связи и спрашивать по нему куда следует стратегическая подводная лодка не то, что не этично, но, скорее, граничит с форменным помешательством разума.

- Што блядь? Да они там что, пьяные уже всей эскадрой! Я даже не знаю как их ловчее на хуй послать! А кто такой Садко?

- Да хуй такой блондинистый, кудрявый и с гуслями, - бормочет из-за борта старпом.

- Да я про позывной спрашиваю!

- А. Буксир полярницкий.

- Ну точно в дым! Сука, корсары мазутных бухт!

- Бугель, Бугель, я – Садко! Доложите куда следуете! Приём!

Старпом лениво берёт рацию:

- Садко. Я Бугель. Следую по плану. Отбой.

Все восторженно смотрят на старпома, от его филигранного искусства послать на хуй, не используя слово «хуй» веет величием, безусловно.

- Учись, замполит! А то на тебя постоянно женщины жалуются на собраниях, что ты матюкаешься, как извозчик!

- Пиздят, тащ капитан первого ранга, эти ваши женщины!

Пришли в Североморск, крутимся возле бочек, из специальной двери в носу над ватерлинией валит дым, - это носовая абордажная команда курит между прочным и лёгким корпусами, в ожидании буксира на который они запрыгнут со швартовым концом, доедут до бочки, спрыгнут на неё и привяжутся.

- Вижу буксир! – докладывает помощник, щурясь в бинокль, - на носу стоит кто-то! В форме!

Ну откуда на буксире человек в форме? Буксирщики – они же, как черти, не, даже не так, буксирщики – они такие, что даже черти от них шарахаются.

- Кто? – спрашивает командир.

- Да не видно отсюда! Видно, что в морской форме, в тужурке и в фуражке!

- Блядь, проверяющий какой-то уже шпарит с флота, бля буду! – вполне логично предполагает замполит.

- Думаешь?

- Ну а кто? Ну начнётся сейчас! Может приборку срочную объявим?

- Да щаз, - хмыкает командир, - может антрекотов ему ещё нажарим?

- Ну хоть чертей этих швартовых давайте переоденем! Наверняка же, как военнопленные румыны все!

- Чабанец! – вызывает командир командира носовой швартовой команды по рации, - в чём вы там одеты-то?

- Ну….это.....как бы в одежде, тащ командир!

- Высунься, я на тебя любоваться буду!

Олег высовывается в дверь, - ну понятно, что в замызганном ватнике и в жилете, который уже забыл о том, что он оранжевый и не тонет.

- Так! Всем срочно переодеться в красивую форму одежды и надеть новые жилеты! Проверяющий штаба флота на буксире едет!

- Есть! - и носовая швартовая команда убегает переодеваться.

- Тащ команлир! – докладывает помощник, - это Поломай, вроде, на носу-то стоит!

- Чтооо? Ну –ка, немедля, передай прибор в умелые командирские руки!

Командир смотрит в бинокль, крутит, опять смотрит:

- Точно! Он, сука! Дай-ка мне рацию!

- Кого это вы там везёте к борту моего, абсолютно секретного крейсера! – кричит командир в рацию.

- Да ваш какой-то! Член! Экипажа! Так он говорит!

- Мои все на борту, до последнего члена! Это шпион, мать его! За борт! За борт его немедленно! И баграми! Баграми!

- Ненене! Нахуй! А если он обратно вернётся? Он весь порт на уши поставил! Начальника порта до истерики довёл, пока его к нам не посадили! Точно ваш! Сами и топите, раз имеете такое желание!

Швартовая команда в чистом белье с изумлением смотрела на Вову, - как можно за несколько часов превратиться из инженера группы в проверяющего штаба флота? Да таких головокружительных карьер даже во время Гражданской войны не делали!

Командир со старпомом, как отец и…отец помладше, ждали Вову, спустившись с мостика к рубочному люку в позах римских патрициев, то есть сложив руки на животах и задумчиво склонив головы. Вова, запыхавшись, бежал по трапу.

- Помятый, - заметил командир.

- Небритый, - поддержал старпом.

- Стесняется, сразу видно.

- Скорее, тушуется, товарищ командир!

- Согласен, товарищ старший помощник командира! Владимир, подходите поближе, не тушуйтесь, мы же не станем вас бить прилюдно!

- Во всяком случае, ногами! – согласился старпом.

Владимир подошёл поближе, но так, чтобы облако алкогольных паров не дошло до начальников на миллиметр.

- Нус, рассказывайте!

- Проспал, тащ командир! Не понимаю, как вышло! Больше не повторится! Я на несколько минут не успел! Я видел из сопок, как вы отходили, махал вам и кричал!

- Ну тогда получается, что это я виноват! Я же должен был немедленно позвонить оперативному флотилии и попросить подождать с выходом в море на пол часа, пока ты добежишь! Оперативный бы понял, я уверен! А, не, не я виноват, а помощник! Он же за обстановкой следил и не заметил тебя! Товарищ старший помощник, как считаете, - строгий выговор помощнику объявим?

- НСС. Минимум!

- Хорошо, а дальше, Владимир, каковы были ваши действия?

- Дальше я побежал обратно, взял такси до Мурманска, потом взял такси до Североморска, потом пошёл к начальнику порта и сказал, что мне срочно нужно на мой родной корабль, а если он меня не посадит на буксир, то я брошусь к родненькому кораблю вплавь, а так как я - подводник, то плавать я не умею, а умею только ходить под водой в гидрокомбинезоне и, наверняка, утону, а потом буду являться ему всю жизнь в кошмарных снах белым привидением и укоризненно цокать языком!

- Дальше мы уже в курсе, спасибо, доложили, а откуда у тебя столько денег, мил друг, на такси за кораблём мчаться?

- Я коньяком рассчитывался! Мне посылку с Родины привезли! Таксисты вошли в положение!

- Эх, кто мы без Родины, да Владимир? А если бы не было коньяка?

- На попутках бы ехал! Пешком шёл! Всё равно догнал бы!

- А как ты через КПП Заозёрска проехал без пропуска?

- В багажнике Сан Сеич! Автомобиля ВАЗ 2106!

- В форме прямо?

- В ней, так точно!

- А КПП города Североморска?

- Таксист показал удостоверение ФСБ и нас пропустили! Я чуть из машины не выпрыгнул от страха, думал прямо на Лубянку и завезёт меня! Только в порту выдохнул!

- Значит, помощнику НСС, а Владимиру – благодарность запишем, так получается, товарищ старший помощник?

- Скорее к медали надо представлять.

- Ушакова?

- От чего же Ушакова? Нахимова! Но объяснительную, Владимир, будьте добры мне на стол через час! – ткнул старпом пальцем в сторону Вовиной грудной клетки, - вниз, по плану!

Юрким акулёнком скользнул Вова в шахту люка и скрылся в недрах родимого железа, уютно жужжавшему ему навстречу, а командир помахал рукой перед носом:

- Фу. Ну и сны ему снились, доложу я Вам, товарищ старший помощник!

- Ага! Видно не весь коньяк достался таксистам!

- Ох и не весь!

Потом, читая вовину объяснительную, старпом плакал и, прочитав, приказал подшить её в корабельный архив с пометкой "хранить вечно".
__________________
Коляда Сергей вне форума   Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 23.09.2016, 07:00   #110
Коляда Сергей
Начальник штаба
 
Аватар для Коляда Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Южно-Сахалинск, Россия
Год выпуска: 1979
Сообщений: 1,720
Сказал(а) спасибо: 3,770
Поблагодарили 6,611 раз(а) в 1,522 сообщениях
Загрузки: 21
Закачек: 3

Награды пользователя:
Победитель конкурса Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Лучший автор СВАКДКУ Хранитель Памяти 
Всего наград: 6

По умолчанию

Братья Лысенко. Все 10 ушли на фронт и все 10 вернулись



В разные годы в селе Бровахи под Корсунь-Шевченковским в семье Лысенко Евдохи и Лысенко Макара Назаровича родилось шестнадцать детей: Степанида, Хтодось, Петро, Евтух, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей, Александр, Настасья, Евдоха, Ганна и Мария. Одиннадцать, значит, сыновей и пять дочерей.
Мать с отцом провели их сквозь голод и болезни живыми. Всех. Правда, Евтух в тридцать третьем году, потеряв, видно, веру в семью, покинул гнездо в поисках лучшей доли и подался в чужие края на заработки, но, один уже не совладав с жизнью, затерялся из виду, пропал да и помер (как считают в Бровахах).
И еще помнят сельчане, что ушли на войну, когда время пришло, из материнской хаты все десять сыновей: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр. Десять. И все десять вернулись с войны. Все вернулись. Я не оговорился: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр вернулись к матери после войны. Вразнобой, правда, кто без ноги, кто на носилках, но все.
Николай катал на руках «сорокапятку», бил по танкам и вернулся домой «сильно увеченный».
Хтодось в составе дивизионной разведки нарвался на минное поле под Будапештом и потерял ногу. Оттуда же, из Венгрии, вернулся с орденом Славы его брат Михайло.
Павло прошел с автоматом весь боевой путь 1-го Украинского фронта, а потом еще в Карпатах задержался.
Василь — единственный офицер среди братьев — командовал взводом, а потом минной батареей, но Красную Звезду получил еще за солдатский свой подвиг — поджег двумя бутылками два танка.
Андрей вернулся тяжело раненный из-под Ясс, Иван дошел до Вены, а Александр — аж до Берлина, хотел расписаться на Рейхстаге, да почерк неважный. (Откуда было взяться почерку, если с восьми лет пас скотину, а в пятнадцать лет война захватила.)
Степан воевал под Смоленском, после госпиталя — в Восточной Пруссии и уж хотел было домой, да пришлось на Дальний Восток ехать. Правда, пока ехали, японская война уже кончилась, «но там брат Петро воевал».
— Лысенки прошли от Курил до Берлина, вот такая география, — говорил Петро, пряча в карман пустой рукав.

Самым радостным называют день, когда последний брат вернулся в дом. Спустя много лет добрые люди с Днепропетровского машиностроительного завода и крестьяне из колхоза «Россия» миром поставили в Бровахах большой бронзовый памятник простой крестьянке, вырастившей семерых дочерей и десятерых солдат. Хотя росту Евдокия была маленького…
Юрий Рост.
__________________
Коляда Сергей вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:27. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.8
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc.
Международное Объединительное Движение выпускников Сумского артиллерийского училища

Ассоциация выпускников Тбилисского артиллерийского командного краснознаменного ордена красной звезды училища имени 26 Бакинских комиссаров  КВАКУ - Коломенское Высшее Артиллерийское Командное Училище        207 МСД - Форум Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!