Форум выпускников Сумского ВАКУ

Вернуться   Форум выпускников Сумского ВАКУ > Воспоминания и книги. > Воспоминания Коляда Сергея

Важная информация

Воспоминания Коляда Сергея Воспоминания выпускника СВАКДКУ 1979-го года Сергея Сергеевича Коляда

Ответ
 
Опции темы
Старый 27.01.2008, 04:39   #1
Коляда Сергей
Начальник штаба
 
Аватар для Коляда Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Южно-Сахалинск, Россия
Год выпуска: 1979
Сообщений: 1,694
Сказал(а) спасибо: 3,705
Поблагодарили 6,514 раз(а) в 1,496 сообщениях
Загрузки: 21
Закачек: 3

Награды пользователя:
Победитель конкурса Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Лучший автор СВАКДКУ Хранитель Памяти 
Всего наград: 6

По умолчанию Лейтенант артиллерии...

Рано утром 22 августа 1979 года, как и указано, было в предписании, выданном в училище, я вышел на железнодорожной станции Виноградово Закарпатской области. Через двадцать минут ходьбы, был уже на КПП 81 артиллерийской дивизии окружного подчинения (ПриКВО). Поскольку было ещё около шести утра, оперативный дежурный определил меня в какую-то комнатку с окном в коридор. И все входящие в штаб, сразу спрашивали оперативного дежурного - что, мол, за герой в наших краях?
С 9 часов меня повели по кругу знакомиться с командованием дивизии (вернее они со мной). Помню только начальника оперативного отдела дивизии полковника Телемзугера и начальника политотдела дивизии полковника Бердникова.
Начальник политотдела дивизии полковник Бердников, увидев мой партбилет и красный диплом, сразу начал агитировать меня податься в политработники, - «комсомольцем» полка. Я сдуру начал уже «мыслить» в этом направлении. Но на землю меня «опустил» командир полка, которому сразу доложили о «происках» Бердникова. Он для профилактики так «отодрал» меня, что вышеупомянутые мысли исчезли из моей головы моментально.

За последние четыре года, я был первым лейтенантом, прибывшим из училища. Командир моей 130 мм пушечной батареи М-46, старший лейтенант Иваненко Валерий Николаевич (ростом под два метра, выпускник СВАКУ 1975 года) был рад на «все сто». Показал расположение, познакомил с личным составом, старшиной батареи прапорщиком Зубицким («хохлее» прапоров не видел) и сразу поставил задачу вечером проконтролировать прогулку и вечернюю поверку батареи, а на следующее утро – подъём личного состава и физзарядку.
Прихожу вечером в казарму, ставлю дежурному по батарее задачу: «Построение на вечернюю прогулку на строевом плацу». Построил. Вижу не все, - отсутствуют «дембеля» армяне и грузины, человек пять. Дежурного отправляю наверх в казарму за ними. Он докладывает – они не выйдут. Я был готов к этому, и отправляю наверх солдата грузина, чтобы он передал им: «Пока батарея не будет на плацу в полном составе, отбоя не будет. Хоть до утра».
А время уже за десять вечера. По распорядку дня должны уже спать. Минут через десять- пятнадцать – идут все. Построил. Двадцать минут (как в распорядке дня) прогулки с песней по плацу. В казарму. Провёл вечернюю поверку и произвёл отбой около 23-х часов, - это на час позже положенного времени. Смотрю – все злые, но молчат, - виноваты-то сами. Где-то в половину двенадцатого пошёл и сам спать.
В половину шестого утра, я был уже в казарме. Поднял замкомвзводов за десять минут до подъёма и в шесть утра дежурный командует: «Подъём!». Кроме известных уже мне «дембелей», все встали и одеваются. Подхожу к спящему рыжему грузину, и еще раз подаю команду. Он, естественно уже не спал, а решил видно меня на «место поставить». Не долго думая, я подхожу сбоку и переворачиваю его койку вместе с ним на пол. Он вскакивает с пола и в трусах бросается в мою сторону. Я был готов и к этому.
Но вдруг со стороны входной двери громкий голос: «Пачкория!!! Ко мне!». Поворачиваюсь, а это мой комбат – старший лейтенант Иваненко. Не успел грузин подойти к нему, как после удара кулаком комбата, скользил уже Пачкория на спине вдоль строя по намастиченному центральному проходу казармы.
Оказывается, как рассказал потом сам комбат, он наблюдал за моими действиями ещё со вчерашнего вечера, - решил проверить меня на «устойчивость» к солдатским «шуткам», но и был готов прийти на помощь в любое время.
После этого никто меня уже не пытался испытывать. Хотя…
Ровно через неделю после прибытия, 29 августа заступаю начальником караула (сейчас, молодого лейтенанта в караул можно поставить, только через три месяца). Шесть постов и гауптвахта на шесть камер. Дело мне знакомое.
Первым шоком для арестованных, стал мой «качественный» приём гауптвахты и самих арестантов. К слову, сидели там одни грузины и армяне. К тому времени «мой» Пачкория сидел уже здесь, - дело «рук» комбата. Были в батарее моей два таких урода – он и Алания. С одного кавказкого села призывались. Так вот, из 2-х лет службы, каждый из них просидел на «губе» почти по году.
Проверил и отобрал у «губарей» все сигареты и спички, свитера, спортивные штаны, - словом все, что не положено. Потренировал в заносе и выносе из камер «вертолётов» - арестантских деревянных лежаков. В прогулочном дворике попели песен (чтобы лучше спалось и дурных снов не снилось) и произвёл отбой. А в 5 утра, все они уже мели территорию. И дальше - без послаблений.
В составе караула были у меня тоже два «чудика». Мне заранее сказали, что они «стучат» особистам и поэтому ведут себя весьма и весьма нагло. Распорядок жизни в карауле мне известный – бодрствующая смена, перед тем как стать отдыхающей (после смены часовых), сначала делает влажную уборку всех помещений, затем доведение боевого расчёта до всего караула и перед отдыхом - сдача мне наизусть необходимых статей Устава гарнизонной и караульной службы. Остальные ребята «врубились в мою методу» быстро и проблем не было вообще. А эти два засранца решили взять меня «на измор». Говорят, что Устава не знают и всё. Я спокойно ставил их с Уставами у стены в моей комнате, и так они стояли два часа до выхода на посты. Разводящий их отводит на посты, а я в течение следующих 2-х часов несколько раз проверяю несение ими службы на постах. Короче, спать им не давал ни в карауле, ни на постах.
К утру до них дошло, «шо бананив нэ будэ», зашли ко мне, бойко доложили наизусть все положенные статьи Устава и с моего разрешения пошли спать.
Наш парк техники и вооружения находился за городом. Комбат отвёз меня, и «вручил» мне нашу батарейную технику. Он был «несказанно» рад этому событию. Теперь было у меня – шесть 130 мм пушек М-46, четыре старых гусеничных тягача АТС-712 (модификации 1954 г.),



и три более новых по модификации (хотя тоже старых) АТС-59.






Солдаты моей батареи, ходили в караул через день, я немного реже, и все мои силы были «брошены» на технику и вооружение.
Попросил «дембеля» механика-водителя ознакомить меня с особенностями нашей техники (в училище такой и не видел), и через несколько дней управлялся с ней нормально уже самостоятельно. Так как внешний вид техники и вооружения был «не для показа», для начала решил привести её в порядок. За неделю работы с солдатами - всё почистили, убрали ржавчину и подготовили к покраске.
Тем временем, я познакомился с прапорами-технарями полка. Увидев мои ежедневные старания на технике, они помогли мне всевозможными красками. Причём зелёную краску, целую бочку, они дали немецкого производства – видно не были жлобами, да и видели они, что всё пойдёт на дело. Бойцам конкретная работа на технике тоже была в радость, и за недели полторы хорошей работы, вся техника и вооружение батареи были как с заводского конвейера.
Одновременно с этими работами, периодически находясь в карауле, я резал всевозможные трафареты из картона для обновления маркировки учебных выстрелов, ящиков с прицелами, панорамами и т.д. В «холодной каптёрке», установил стеллажи из старых кроватей, и нормально их оборудовал. И к концу сентября, то есть за месяц с небольшим после моего приезда из училища, большая часть необходимой работы была выполнена.
В один из таких дней, когда я самостоятельно занимался покраской ящиков с прицелами (бойцы были в карауле), ко мне на стоянку техники заехал на своём стареньком ГАЗ-69 командир полка. Он, молча, прошёл по стоянке, посмотрел на свежевыкрашенную технику и вооружение, зашёл в каптёрку посмотрел на мои стеллажи с матбазой, спросил меня только: «Сам на тягаче подъехал?» (работал воздушный компрессор с краскопультом от воздушной магистрали тягача АТС-59), и, услышав мой утвердительный ответ, так же молча уехал.
Где-то через час, «прилетают» начальник штаба дивизиона с моим комбатом. «Влетели» на стоянку и сразу остолбенели. Они были друзьями, и время на службе проводили вместе (т.е. вместе, каждый день пили отменное закарпатское вино – не пьянки ради, здоровья для), но т.к. на стоянке не были около месяца, то немало удивились. Особенно понравилась мне реакция комбата, - посмотрел вокруг, повеселел и расправил плечи.
Оказывается, приехав в полк, командир полка вызвал их к себе в кабинет, и спросил, чем занимается в парке лейтенант Коляда? А так как они не могли что-либо доложить, то ещё от него и «получили». В связи с тем, что командир полка им ничего конкретного не сказал, а только отругал их за незнание обстановки в дивизионе и батарее, они подумали, что я скорее всего спал в парке, и решили мне устроить хорошую взбучку. Не получилось. Так что первую благодарность, я получил на втором месяце службы.

Через несколько дней после моего прибытия, в выходной день, повёл меня сосед по общежитию Женька Гейкин (комсомолец полка) в город на «кофе». В сущности, этот городок был «немножко» заграницей. Процентов 60 местного населения были венгры. И, соответственно, культура их поведения, отличалась от виденного мной ранее. В городе было много маленьких кафе, и все они были оборудованы венгерскими автоматами по производству горячего кофе всех разновидностей. И было странно видеть старушек-бабулек сидящих в кафе, и неспешно, за разговорами попивающих кофе. Плюс прямо на улице, частники продавали на розлив любые домашние виноградные вина – 20 копеек стакан.
Женька зашёл в дом к своей подруге, а я остался возле подъезда. И тут всё происходит, точно как в кино. Выходит из подъезда мужик лет пятидесяти и спрашивает, что я делаю? Я смутился, и что-то начал бормотать. Он говорит – пошли, мне поможешь. Смотрю, человек пожилой, в возрасте, - почему не помочь?
Спускаемся в подвал дома, открывает он свой сарай, а на полу полдесятка деревянных столитровых бочек лежит. Берёт он оранжевый медицинский шланг и с одной из бочек наливает полную армейскую эмалированную кружку красного вина и говорит мне – ну, давай! Я немного попробовал, а вино видно ещё молодое, сладкое, - ну и до конца. Дальше он. Потом опять я…
Выходим на улицу уже «тёплые». А Женька носится по улице, меня ищет и матерится.
Потом он долго ещё вспоминал это случай.
А я так до сих пор не могу понять того мужика – помог тогда я ему или нет? И если да, то чем?
Винограда той осенью 1979 года я наелся в первый раз в жизни. И вина виноградного домашнего попил вдоволь. Кстати водку там, вообще никто не пьёт.
И рекорд нашего общежития по доставке в комнату 3-х литровой банки вина к ужину равнялся 3-м минутам и 17 секундам – вино продавали в каждом дворе.

Пока жена Ирина с сыном Серёжей не приехали, кушать я ходил в офицерскую столовую. Из двух поварих, одна, жена прапора секретчика со штаба дивизии, была настолько гнусной, что резала буханку хлеба кусков на тридцать, если не больше, - они аж просвечивались. И чтобы наесться, надо было брать кусков десять. А каждый по копейке. И, как правило, дней за пять до получки питались в долг, и то только у второй поварихи, - та «зараза» (жена прапора) в долг не кормила.
Немного «душу отводил» находясь во втором карауле за городом. За забором караулки сверкал огнями, только, что построенный шведами молокозавод. И каждый вечер, пару бойцов, через дырку в заборе за «собачником», ходили к нашим, советским, сердобольным женщинам за молочным. Спасибо им, они не скупились, - 12 литровый бачок молока, 2 литра сметаны и пару килограммов творога, караул съедал ежесуточно. Бывало, и масло сливочное подкидывали.
Вместе со мной, правда, в другой полк, прибыл ещё один лейтенант из нашего училища. Это был молдаванин по фамилии Танасы. Обычно ужинать мы старались в общежитии. По очереди, если удавалось, приходили раньше, и готовили, как правило, жареную картошку. Добавляли банку военной тушенки, - и было не хуже, чем в офицерской столовой. А поскольку начпрод нашего полка старший лейтенант Жора Мкртычев тоже был не женатым (с ним встретились на Сахалине, и он был уже зампотылом корпуса), то каждый вечер носить тушёнку со склада, была его обязанность. А на десерт, как правило, - за окном коробка с виноградом.
И вот пришла очередь готовить ужин нашего молдавана Танасы. А парень сельский, вроде бы руки не из задницы должны расти.
Заходим мы вечером в «общагу», и слышим уже в коридоре запах копоти. «Заруливаем» в комнату, а наш Танасы сидит в кресле и читает журнал. В полуметре над ним и до потолка – сизый дым, который валит из под крышки сковородки-электрочуда.
Начали разбираться, в чём дело. Оказывается, он ни разу в жизни на кухне ничего не делал. Говорит – положил кусок сала на сковородку и вот жду, не дождусь, когда этот кусок расплавится. Короче, больше кухонных дел мы ему не доверяли.
А где-то через полгода, нашего «кормильца» начпрода Жору Мкртычева перевели куда-то. Приехал на его место пузатый майор Лабузов из Чехословакии. Прозвали мы его «дедом». И поскольку его поселили тоже в общежитие, прежние обязанности начпрода по доставке тушёнки на ужин – перекинули на него. Он был старым и мудрым, на нас смотрел как на своих детей, и нам не отказывал. А у самого вечерний рацион питания был однообразный – банка сгущёнки (тоже со склада) и одна-две бутылки вина. И «сидя» на спине, запоем читал книги.

В армии существует перл-афоризм: «Медик – последняя степень офицерского падения».
Приехал к нам в полк, новый начальник медицинской службы. Поселили его тоже с нами в общежитии. Прибыл он без семьи, то и ужинал, особенно в первое время - частенько с нами.
Как он сам нам рассказал за «рюмкой» чая, его сюда «сослали» из окружного госпиталя за какие-то грехи. Судя по пристрастию к такому «чаю», за какие грехи – нетрудно было догадаться. Как он нам пояснил, по профессии был он судмедэкспертом и считал остальных всех медиков, особенно армейских – никчемными. И рассказывал нам про свои «боевые подвиги». Мы, младшие офицеры, потихоньку поддакивали, и молча трескали наш ужин, зная военную пословицу – в большой семье, кое-чем не щёлкают.
И действительно, старый наш начмед был, можно сказать уж больно сердобольным. И из нашей санчасти (до приезда нового начмеда) грузины и армяне не вылезали – у них болело «всё и везде».
А «болеть» в санчасти было престижно – во дворе рос обильно виноград, улучшенная еда, да и «клавы» в белых халатах перед глазами постоянно «шастали».
И вот, как потом «разорялся» на полковом совещании начальник политотдела дивизии полковник Бердников: «На третий день после прибытия нового начальника медицинской службы полка, не «выдержав интенсивного» лечения, последний больной (грузин), в половину пятого утра сбежал из санчасти через окно».
Весь полк смеялся ещё неделю.

Скоро нам объявили, что к нам едет «ревизор» - Московская инспекция под руководством Маршала Советского Союза Москаленко. Поскольку дивизия была кадрированной, то предполагалось её доукомплектование военнообязанными запаса прямо на Магеровском полигоне (под Львовом).
До сих пор помню трёхсуточный этап учений с боевой стрельбой. Днём график боевой работы был настолько плотным, что до вечера не было возможности даже перекусить. И только поздно вечером, старшина батареи можно сказать «насильно» кормил меня. Аппетит к вечеру у меня был отменный, и прапорщик Зубицкий к тарелке каши, лично для меня открывал 525 граммовую банку тушёнки. И рассказывал все новости с командно-наблюдательного пункта, - в том числе, что комбат и остальное начальство, было довольно боевой работой огневиков. А так как боевая работа продолжалась и ночью, то за те трое суток - нормально поспать так и не пришлось.
Около 17 часов третьих суток объявили об окончании этапа боевой стрельбы, и поскольку к дальнейшим действиям войск наш полк не привлекали, - нас построили, проверили и приказали совершить марш обратно домой. Видно из-за усталости, на меня было страшно смотреть и комбат с командиром дивизиона, приказали зампотеху дивизиона подготовить мне спальное место в машине технической помощи МТО. Единственное, что помню, - это я лёг на матрас, разложенный, на столе в будке и всё.
Проснулся я через 16 часов непрерывного сна. Колонна к тому времени уже прошла серпантин - горный перевал в Карпатах, самое интересное и страшное место марша.
Через несколько дней состоялся разбор учений. Маршала Москаленко на разоре не было, а проводил его заместитель по инспекции - генерал-полковник Хлопенко. Все офицеры сели в клубе, зашли начальники, и началось мероприятие.
Минут через десять, во время его доклада, в почти гробовой тишине зала открывается дверь клуба (а открывалась она с жутким скрипом), входит какой-то пузатый капитан с кожаным старым портфелем, и тихим сапом, ни на кого не обращая внимания, «дует» прямо на сцену. Все присутствующие в зале конечно в шоке, и с интересом наблюдают – что это за «фрукт» и что будет дальше?
Этот капитан выходит на сцену и смотрит с какой-то целью на президиум (а в президиуме человек двенадцать, включая 4-5 московских генералов), затем поворачивается, уходит за кулисы, чем-то там гремит, и снова выходит, только со стулом в руках. Подходит прямо к трибуне, где в это время читал доклад генерал Хлопенко, ставит стул в президиуме прямо возле трибуны и садится. Поднимает портфель, достаёт бутылку минералки и стакан, открывает, наливает, ставит стакан на трибуну генералу Хлопенко, откидывается на стуле на спину и закидывает ногу на ногу. И с наглым видом смотрит в зал.
Следующие пятнадцать минут, весь зал склонил головы как можно ниже, и буквально «давился» от хохота. Все поняли, что это был порученец генерала Хлопенко. Вот наглец!

Последний раз редактировалось Коляда Сергей; 01.09.2015 в 17:51.
Коляда Сергей вне форума   Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 04.08.2012, 18:30   #2
Танасы Александр Петрович
Капитан
 
Аватар для Танасы Александр Петрович
 
Регистрация: 19.04.2012
Адрес: с. Новые Брынзены Теленештского р-на Республика Молдова
Год выпуска: 1979
Сообщений: 152
Сказал(а) спасибо: 8,303
Поблагодарили 576 раз(а) в 136 сообщениях
Загрузки: 3
Закачек: 0
По умолчанию

Многое вспомнилось. Спасибо Сережа. Но среди твоих грузин, был один (тоже конечно из нарушителей) но совсем другого теста. Это - Нарсия (помню его потому, что тоже был прописан на гауптвахте). Он как -то отличался рассудительностью и был всегда чисто одет, наглажен и со свежеподшитым воротничком. Хотя характер у него был еще тот. Мне в отличии от Сережи повезло в некотором роде. Сержанты были порядочными людьми. Мой замкомвзвода Василий Попович, был годком, а вот в ВУД был ст. с-т Товмасян. Обычно он и регулировал конфликты с дембелями, ибо сам был дембелем. У меня в батарее тоже были свои "подарки". Это были Ким, Батырин. Но осбых проблем не доставляли. Мне выпала доля нести караул все время при знамени и гауптвахте, на територии части. Между этими караулами, умудрялся еще начальником патруля сходить. Офицеры вечно были по крмандировкам и некому было в наряды ходить. Если с дежурным по части проблем не возникало,( ходили комбаты кадрированных батарей) то с начальниками караула была проблема. В общем за месяц набирал по 9-10 нарядов. В Хусте вообще караул не меняли неделями, менялись только начальники караулов. За то обязанности начальника караула до сих пор помню, так врезались в память. Однажды ночью сам генерал Холод, командир дивизии, меня проверил. Кстати, дед Лабузов прибыл в пушечный полк в октябре 79, помню мы с ним и с Петей Трубка ходили за перезд на стаканчик домашнего вина. Была там одна точка по рубль 15 копеек литр.

Последний раз редактировалось Танасы Александр Петрович; 04.08.2012 в 18:38.
Танасы Александр Петрович вне форума   Ответить с цитированием
8 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 12:29. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.8
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc.
Международное Объединительное Движение выпускников Сумского артиллерийского училища

Ассоциация выпускников Тбилисского артиллерийского командного краснознаменного ордена красной звезды училища имени 26 Бакинских комиссаров  КВАКУ - Коломенское Высшее Артиллерийское Командное Училище        207 МСД - Форум Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!